Частное агентство
    по вдумчивой работе с текстами

E-mail: contact@para-fraz.ru
Скайп: para-fraz

К вопросу о самоопределении. Начало (1980–1996)

Меня очень заботит вопрос самоопределения.

Когда мы выпускались из начальной школы, наша первая учительница спросила, кем мы хотим стать. Тогда я ответила не думая: «Милиционером», даже и не знаю почему. В моем анамнезе есть эпизод, когда мы с одноклассниками (нам было лет по 12) помогали милиционерам искать преступника. Мы шли из парка, а идущий нам навстречу страж порядка спросил, не видели ли мы пробегающего-проходящего мужчину в какой-то куртке, такого-то роста. Сообщил, что они ищут человека, только что укравшего велосипед у какого-то мальчишки. Разумеется, мы подключились со всем энтузиазмом и тщательностью, на которую только способны пятиклассники, не желающие расходиться по домам!

Эта тщательность и — не побоюсь этого слова! — ответственность сопровождала меня всю жизнь, чем бы я ни занималась. Это из-за нее учителя ставили мне неизменные пятерки и то и дело уговаривали поступать в педагогический. Но преподавание меня не влекло. Что же влекло? Я очень любила писать сочинения. Редкий мой опус или хотя бы выдержки из него не зачитывали перед классом. Еще я обожала математику, и в седьмом классе записалась в кружок технической кибернетики… вроде бы так он назывался. Мы втроем, я и еще двое парнишек, во главе с нашим руководителем, обучавшим нас фортрану, замахнулись на программу, составляющую расписание уроков. Впереди сияло и влекло нас со страшной силой мировое признание в лице директоров и завучей всей планеты. Тогда мы не знали, что эта задача совсем не из банальных. Я даже не уверена, что она решена сейчас.

Классе в девятом я увлеклась психологией. До той степени, что всерьез думала поступать в психологический институт, выбирала, куда ехать — в Питер или Ярославль. Меня остановило мое совсем никакое, на мой взгляд, знание биологии (хотя и по ней была пятерка… как бы я еще получила серебряную медаль?), а в психологическом ее надо было сдавать обязательно.

В итоге я выбрала

факультет вычислительной математики и кибернетики в Нижнем Новгороде, что позволяло мне заниматься любимым к тому времени программированием, а заодно уехать в другой город.

Писать программки мне нравилось всегда. На выпускной квалификационной работе я ожесточенно отмахивалась от мужа-суперпрограммиста, пытавшегося помочь мне выполнить последнее задание. Написала, сдала, получила пятерку, защитила диплом… но на вручение не попала: в этот день я была в роддоме с нашим первенцем. Это был 1993 год.

Первые три года мне даже в голову не приходило заниматься чем-то еще, кроме сына. А когда я наконец задумалась о возможном месте работы и оглянулась вокруг, оказалось, что компьютеры с ламповыми мониторами, нежно мигающие зеленым экраном, которые сопровождали меня все пять лет моей учебы, отсутствуют как класс, им на смену пришли 286-е ПК, все стало новое и незнакомое. Программирование меня теперь пугало, я уже совсем не была уверена, что это дело моей жизни, амбиции у меня тогда практически отсутствовали, к тому же, от сына тоже далеко не уйдешь. Многие мамочки знают, что такое первый год в садике: два дня ходим, две недели болеем, и так по кругу. Поэтому свое первое место работы я выбирала по принципу «практически свободный график».

Самым-самым первым местом работы (даже не оформленным в трудовой книжке) стала газета бесплатных объявлений. Эти-то объявления я и набирала, оттачивая навыки, полученные в УПК. (Говорила мне мама: «Учись машинописи и делопроизводству, кусок хлеба всегда будет!») Ну а что: три раза в неделю по три часа — это я могла себе позволить!

Через год газета закрылась, не выдержав конкуренции с монстром «Из рук в руки», сын подрос, болеть стал меньше, и я решила, что мне нужна «взрослая» работа.

(Продолжение следует.)

P. S. А вора мы так и не нашли.

4 комментария на «К вопросу о самоопределении. Начало (1980–1996)»

  • Admin:

    УПК – это учебно-производственный комбинат. Такое дополнение к школьным занятиям, где можно было выбрать специальность для обучения: продавец, автослесарь, секретарь-машинистка…

  • olga:

    А мне папа говорил: “Иди на инязз!” …Эх! говорил же папа!!!

  • Леся:

    Нам с УПК “повезло”, как мало кому)))
    Над нашей школой шефствовал строительный техникум (теперь Строительно-промышленный колледж), так что выбор был сугубо профильный, из 2-х или 3-х рабочих специальностей.
    Причём, часть девочек, не попавших в группу маляров-штукатуров (просто не уместились по количеству), автоматически оказались в группе каменщиков-укладчиков.
    Остальные – два года набрасывали полужидкий раствор на фальш-стенки (пытаясь “ненароком” попасть в одноклассниц, практикующихся с обратной стороны этой перегородки :)) и зубрили составы строительных смесей и цементов…

    Ровно через год, как мы выпустились, в школе появились первые компьютеры. Ещё через пару лет изменилась “учебная практика”.
    И я по-настоящему завидовала одноклассницам младшей сестры, у которых был реальный выбор: секретарь-машинистка, швея-закройщица, оператор ПК с основами программирования + что-то ещё сугубо “мужское”…

    Первые шаги в освоении ПК сделала около 22-х лет, а с Word-ом и Exel-ом познакомилась почти в 30. Спасибо ребятам-программистам, энтузиастам своего дела, что помогли и научили! 🙂

  • zborovskaya-1985@mail.ru:

    Климов Евгений Александрович начал свою трудовую деятельность во время войны 14 летним подростком в качестве слесаря Вятско-Полянском заводе № 367 — «Молот».


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


(c) 2007-2018